Минздрав остановит «размножение» специальностей

Минздрав пересматривает реестр медицинских специальностей и программы подготовки в ординатуре. Медицинские вузы перейдут к модульной системе ординатур с меньшим количеством направлений, для каждого модуля будет определен свой срок обучения. Как объясняют в ведомстве, речь идет не о сокращении узких специальностей, а об их укрупнении. В профессиональном сообществе идею в целом поддерживают.

Планы Минздрава

Как заявила директор департамента медицинского образования и кадровой политики Минздрава РФ Татьяна Семенова, в настоящее время существует избыточность дробления на профессиональные направления. По ее словам, исторически сложилось так, что под новые методики и технологии старались создать новую специальность.  «Если подобное «размножение» не остановить, мы дойдем до того, что у нас будет миллион специальностей, и каждая – с тупиковой ветвью профессионального развития, –  считает она. – Мы намерены двигаться в про­тивоположном направлении, поскольку лечим не болезнь, а пациента…  Но мы не рассматриваем вариант, когда есть только несколько специальностей и все, нужно просто системно вводить иной подход на иных классифициру­ющих принципах, обязательно оставляя в системе узкопрофильных специали­стов». 

В качестве примера Семенова привела хирургический профиль. «В его основе лежат базовые принципы, каноны хирургии, понятие хирургического вмешательства, его видов, – рассказала Семенова. – Но какая разница, где нанести разрез на лице или на ноге? Каноны неизменны, принципы одинаковы  и для отоларингологов, и для офтальмологов, и для торакальных хирургов. Их целесообразнее начинать изучать по единым стандартам в едином профиле, поскольку подходы идентичны, а потом уже, на следующем уровне обучения, разделять на специальности, а более узкие аспекты – на специализации».

Как рассказала Семенова, сейчас в интернатуре 33 специальности, а в ординатуре, с нормативным сроком обуче­ния два года, 94 специальности. И идея заключается в том, чтобы перейти к системе модуль­ной ординатуры, срок обучения в которой – от года до пяти лет, в зависимости от специальности. «Чем шире базовая подготовка врача, тем шире его кругозор и понимание того, чем занимаются его коллеги, которые ведут пациента по цепочке к наилучшему результату», – добавила Семенова.

В профессиональном сообществе эту идею в целом поддерживают.  

«Многие специальности дублируют друг друга и ограничивают возможности врача»

По мнению ректора Смоленского института последипломного медицинского образования, вице-президента Национальной медицинской палаты Натальи Аксеновой, необходимость в модернизации назрела давно – в медицине должно быть не более 30 основных специальностей, внутри которых происходит дальнейшее деление по специализациям. Речь идет не о механическом сокращении профессий, а об их переосмыслении, объясняет эксперт. Сегодня многие специальности дублируют друг друга и, с другой стороны, ограничивают возможности врача.

«Сейчас я, как врач акушер-гинеколог, не могу сама посмотреть органы малого таза пациентки, а должна направлять ее к врачу ультразвуковой диагностики, прошедшему подготовку по этой специальности, – привела пример Аксенова. – Это не правильно. Проводить УЗИ женщины, записывать сердцебиение ребенка должен именно акушер-гинеколог, и надо дать ему такое право. И для этого не надо проходить ординатуру по УЗИ-диагностике, достаточно изучить ее в рамках своей профессии».

Такой подход пойдет на пользу, в первую очередь пациентам, так как позволит врачу быстрее принимать решения, лучше оценивать ситуацию, считает эксперт. И, кроме того, ослабит проблему кадрового дефицита и очередей. «Чтобы поставить на учет беременную женщину, работающий в районе акушер-гинеколог должен направить ее на УЗИ, а единственный врач УЗИ болен или в отпуске. И такие ситуации возникают регулярно», – отмечает  Аксенова.

По ее словам укрупнение специальностей, исходящих из одного профиля – это «верный путь», но не такой быстрый, как хотелось бы. «Нужно время на то, чтобы составить новые программы для ординатуры. А еще должно прийти понимание, измениться мировоззрение самих медиков», – считает эксперт.

«Главное – правильная организация ординатуры»

По мнению  директора клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, зав. кафедрой колопроктологии и малоинвазивной хирургии Петра Царькова, российская организация ординатуры, осуществляющей подготовку только по одной узкой специальности, неверна и невыгодно отличается от западной.

«У нас человек, прошедший ординатуру по узкой специальности (например, колопроктологии), не владеет всеми хирургическими специальностями, при этом все равно получает сертификат по общей хирургии, – отмечает Царьков. – На Западе поступают правильнее. Там ординатор обучается на базе многопрофильной клиники и, переходя из одного отделения в другое, обязан выполнить четкий перечень различных операций. И если он не получит такой возможности, отделение лишат лицензии на обучение».

По его словам, у нас ординатор бесправный и занимается, в основном, оформлением истории болезни. Конечно, наиболее выдающиеся ординаторы оперируют много, но такую возможность (разумеется, под руководством опытных хирургов) должны иметь все. Еще один дискуссионный вопрос – срок обучения в ординатуре. «Охватить все хирургические специальности и освоить узкую специализацию за один год, конечно, трудно, – считает Царьков. – По мировым стандартам на это отводится 5 лет, но, на мой взгляд, двухлетней ординатуры в принципе достаточно, главное правильная организация. Все равно окончательная подготовка происходит на рабочем месте в рамках практической работы, и после всего обучения молодому специалисту нужен патронаж более опытного хирурга».

«Сурдолог или ринолог – это все равно, прежде всего, лор-врач»

Как рассказал президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексей Старченко, порядками оказания медпомощи предусмотрено «пересечение» специальностей и методов лечения (например, хирург может в зависимости от обстоятельств оказать урологическую помощь, терапевт – кардиологическую и т.д.). И действовавшая ранее номенклатура медицинских специальностей соответствовала этой логике.

«В старой номенклатуре были 26 основных специальностей, из которых выделялись более узкие, требующие дополнительного образования, – рассказал Старченко. – Концепция основной и дополнительной специальности, с одной стороны, отвечала логике послевузовского становления врача. А с другой – позволяла сосуществовать врачам разных узких специальностей на едином поле профильной специальности». То есть, было понятно, что обладающий уникальной специальностью сурдолог или ринолог – это все равно, прежде всего, лор-врач. А юридически он еще и хирург, и в экстренной ситуации должен уметь остановить кровотечение, перевязав сосуд (хотя сшить его, как ангиохирург, он, конечно, не сможет).

Однако 7 октября 2015 года вышел приказ Минздрава N 700н «О номенклатуре специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование», в котором просто перечислялись по алфавиту 94 специальности.

«Упразднение иерархии основной и дополнительных специальностей сделало необоснованным их «пересечения» и представило пациенту однозначное право получать урологическую помощь исключительно у уролога, а не хирурга, а кардиологическую – у кардиолога, а не терапевта, – считает Старченко. –  И следующим шагом должен был стать значительный пересмотр того, кто что должен лечить. Ну а дальше уже можно было бы говорить о нарушении прав пациента, когда, к примеру, от пневмонии его лечит терапевт, а не пульмонолог. Только вот как с этим всем работать районной больнице, в которой нет ни пульмонолога, ни нефролога,  но есть больные этого профиля? К счастью, в Минздраве это довольно быстро поняли».

Источник: medportal.ru

Читайте также:

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *